Елена Петровская о когнитивном картировании, феноменальном переживании городского пространства, социальном воображении и новых формах политической репрезентации.

Мне хоте­лось бы пого­во­рить о таком стран­ном поня­тии, кото­рое пери­о­ди­че­ски возни­кает в гума­ни­тар­ных разго­во­рах — я имею в виду поня­тие «когни­тив­ное карти­ро­ва­ние» или «когни­тив­ное карто­гра­фи­ро­ва­ние». Можно пере­во­дить его по-разному. Оно проис­хо­дит из англий­ского языка, и поль­зу­ется им совре­мен­ный иссле­до­ва­тель утопии — амери­кан­ский теоре­тик куль­туры Фредрик Джеймисон. И в англий­ском вари­анте оно звучит как cognitive mapping, так что вы пони­ма­ете, о чем идёт речь: факти­че­ски это мэппинг, такой вот когни­тив­ный мэппинг. Но чего мэппинг и к чему, собственно говоря, это поня­тие мы можем приме­нить?

Дело в том, что для самого Джеймисона суще­ствует проблема, кото­рая связана отча­сти с пробле­мой кантов­ского возвы­шен­ного, только приме­ни­тельно к жизни в совре­мен­ном мире. В том мире, кото­рый он опре­де­ляет как пост­мо­дер­нист­ский, имея в виду неко­то­рую куль­тур­ную доми­нанту, кото­рая позво­ляет объеди­нять разно­об­ра­зие куль­тур­ных прак­тик и явле­ний, кото­рые мы с вами сего­дня и наблю­даем. И вот эта пост­мо­дер­нист­ская куль­тур­ная доми­нанта требует поста­новки многих проблем на том языке, кото­рый, может быть, даже ещё пред­стоит изоб­ре­сти. И поня­тие когни­тив­ного карти­ро­ва­ния на самом деле вписано в круг опре­де­лён­ных огра­ни­че­ний совре­мен­ного чело­века, так можно сказать, и одновре­менно имеет отно­ше­ние к его повсе­днев­ному опыту.

И вот, мне кажется, что для нас ещё это важно тем, что когни­тив­ное карти­ро­ва­ние возвра­щает нас в круг проблем эсте­ти­че­ских, но только в том случае, если под эсте­ти­кой мы будем пони­мать исход­ное опре­де­ле­ние этого слова, а именно — нечто чувствен­ное, некий чувствен­ный опыт. То есть для Джеймисона факти­че­ски речь идёт о повсе­днев­ном опыте, об опыте, как он гово­рит, фено­ме­наль­ного прожи­ва­ния, пере­жи­ва­ния простран­ства — причём не какого-нибудь простран­ства, а простран­ства пост­мо­дер­нист­ского мира, того мира, в кото­ром мы с вами живём.

Значит, о чем в сущно­сти идёт речь? Для него источ­ни­ками этого поня­тия явля­ются иссле­до­ва­ния города, и в этой связи он назы­вает Кевина Линча, кото­рый, собственно, и выдви­гает поня­тие «когни­тив­ное карти­ро­ва­ние», имея в виду, что чело­век отчуж­дён от города, от город­ского простран­ства постольку, поскольку он не в состо­я­нии соста­вить менталь­ную карту своего прохож­де­ния через этот город. Ну то есть если вы не можете пред­ста­вить себе, как устроен тот город, через кото­рый вы прохо­дите ежедневно, значит вы отчуж­дены от опыта жизни в этом городе. Это первый источ­ник, где Джеймисон с самого начала подме­чает важный для него момент, а именно несов­па­де­ние между твоим собствен­ным опытом и тем целым, частью кото­рого этот опыт явля­ется. В данном случае речь идёт о неко­то­ром целом — то есть о пред­став­ле­нии города.

Вторым источ­ни­ком его употреб­ле­ния когни­тив­ного карти­ро­ва­ния явля­ется опре­де­ле­ние идео­ло­гии по Альтюссеру. Это опре­де­ле­ние част­ное, и, конечно, есть масса других подхо­дов к идео­ло­гии, в част­но­сти, конечно, основ­ной Марксов подход к идео­ло­гии как к неко­то­рой форме ложного созна­ния. Но, тем не менее, Джеймисона инте­ре­сует именно альтюс­се­ров­ская версия, где гово­рится о том, что это есть неко­то­рое вооб­ра­жа­е­мое... это, простите, есть неко­то­рый образ вооб­ра­жа­е­мых отно­ше­ний — или так можно сказать: тех отно­ше­ний, кото­рые пред­став­ляет субъ­ект в отно­ше­нии своих реаль­ных усло­вий суще­ство­ва­ния. Это несколько слож­ная форму­ли­ровка, но попы­та­емся её упро­стить, а именно: это образ вооб­ра­жа­е­мого отно­ше­ния к реаль­ным усло­виям суще­ство­ва­ния. То есть опять же даже в этой форму­ли­ровке просле­жи­ва­ется тот самый разрыв, кото­рый инте­ре­сует Джеймисона. А именно: ваш част­ный повсе­днев­ный опыт как пред­ста­ви­теля неко­то­рого соци­аль­ного целого, группы или класса, этот гори­зонт соци­аль­ного целого, группы или класса — и невоз­мож­ность преодо­леть этот разрыв.

На самом деле этот разрыв посто­янно преодоле­ва­ется. И вот преодо­ле­ние разрыва для Джеймисона есть неко­то­рый опыт карти­ро­ва­ния или карто­гра­фи­ро­ва­ния. Этим опытом явля­ется в част­но­сти идео­ло­гия. Некоторый живой вари­ант идео­ло­гии, то, что порож­да­ется посто­янно как неко­то­рая идео­ло­гия — или не порож­да­ется, потому что бывают такие пери­оды в исто­рии, когда нет этих живых, прожи­ва­е­мых идео­ло­ги­че­ских форм, кото­рые посто­янно воспол­няют разрыв.

Значит, что это приме­ни­тельно к ситу­а­ции совре­мен­ного мира? Это наш част­ный опыт людей, живу­щих в мире глобаль­ном, наши повсе­днев­ные привычки, наши пере­жи­ва­ния этого состо­я­ния — и наша невоз­мож­ность пред­ста­вить себе то целое, частью кото­рого явля­ется этот повсе­днев­ный опыт. То есть это приво­дит как раз к упадку соци­аль­ного вооб­ра­же­ния, что имеет очень тяжё­лые послед­ствия, а именно это влияет на нашу способ­ность бороться за лучшие усло­вия жизни, за лучшее буду­щее, если угодно. Потому что неспо­соб­ность пред­став­лять себе целое, а точнее говоря, отно­ше­ние к этому целому, неспо­соб­ность воспри­ни­мать логику целого приво­дит к упадку соци­аль­ного вооб­ра­же­ния. Приводит к упадку акти­визма.

И поэтому на самом деле когни­тив­ное карти­ро­ва­ние — это вопрос соци­аль­ного действия в первую очередь. Это вопрос соци­аль­ной борьбы. Джеймисон остав­ляет этот вопрос во многом откры­тым, он гово­рит: я не могу вам сказать, какие формы поли­ти­че­ской борьбы могут быть изоб­ре­тены сего­дня. Я не могу вам сказать, какие формы поли­ти­че­ской репре­зен­та­ции могут суще­ство­вать сего­дня. То есть какие пред­став­ле­ния или изоб­ра­же­ния целого мы можем созда­вать. Но, тем не менее, если мы не имеем этого образа, если мы по-преж­нему распи­сы­ва­емся в своей неспо­соб­но­сти найти связь между своим повсе­днев­ным опытом и тем целым, тем гори­зон­том, куда этот опыт вписан, глобаль­ным миром, в кото­ром мы живём, мы не сможем никак иметь дело с буду­щим.

То есть можно сказать, что когни­тив­ное карто­гра­фи­ро­ва­ние как поня­тие, конечно, явля­ется поня­тием акти­вист­ским во многом. И хотя оно ставит вопрос об усло­виях суще­ство­ва­ния в мире сего­дня, это простран­ствен­ный образ куль­туры, и Джеймисона инте­ре­суют простран­ствен­ные образы куль­туры, тем не менее в нем явно присут­ствует соци­аль­ный акти­вист­ский подтекст.

Елена Петровская

Российский философ, антрополог и культуролог. Руководитель сектора эстетики Института философии РАН, доцент Института Русская антропологическая школа, кандидат философских наук. Сферы интересов: современная философия, исследования визуального, американская литература и культура. Лауреат премии Андрея Белого за книгу «Теория образа». Главный редактор журнала «Синий диван».

Опубликовать Поделиться Твитнуть

В данный момент наша афиша пустует!
Если вы хотите, чтобы анонс вашего мероприятия появился у нас на сайте, то напишите нам!